Фото инкогнито

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Мама и сын огромная коллекция порно фото как мамы


фото инкогнито

2017-09-21 09:01 Всем мужчинам нравятся пляжи, где девушки не стесняются ходить топлес Если этим летом вы Фото девушек 18 лет Фотоэротика на тему молодые голые девушки , в общем, здесь только




Схожу, отдохну на природе. Не всё же ей на мне.


Из недавно прочитанного (применительно к поведению НовыхРусских): Расступись, грязь! Навоз плывет.






Россия, наши дни: Шел по лесу партизан Нес под мышкой пармезан


Шеф одного из моих знакомых, страшно богатый еврей по фамилии Либерзон, в прошлом профессор математики, а ныне бизнесмен преклонных лет. С присущей пожилым представителям данной нации скромностью и аскетизмом средством своего передвижения выбрал совершенно "убитые " внешне жигули шестой модели. И вот гонит он как-то по МКАДу километров под 120. Откуда ни возьмись - гаишник на патрульной машине: все чин-чинарем, сует под нос радар, мол, нарушаете гражданин Либерзон. Старый хрыч даже бровью не повел и говорит: вы что, ошалели? моя ласточка больше 80-и не ездит. Гаишник снова сует свой радар: мол, факты налицо. Но старик гундосит и продолжает гнуть свое: я бедный, машина плохая, и вообще все это грязная подстава. За препирательствами проходит минут десять, и под конец уже вконец заведшийся гаишник говорит: так садись в свою помойку, поехали, сейчас посмотрим, как она ездит. Либерзон садится за руль, трогается и начинает вяло так ехать. Гаишник орет: ты ж на газ не жмешь, жми, тебе говорю. Либерзон вынужденно начинает газовать. Они проезжают уже несколько километров, когда на спидометре стрелка доползает до 120 и гаишник удовлетворенно орет: вот видишь? а то говорил! тормози. Они останавливаются у обочины. "Ну ладно" - говорит Либерзон, - "что делать будем?" - "Ну-уууу" - начинает петь любимую песню гаишник. "Ладно, давайте выписывайте талончик". Гаишник радостно кивает и начинает хлопать себя по карманам. "А я их в машине оставил," - и он беспечно машет рукой в сторону оставшейся где-то далеко сзади гаишной машины. "А как же я вам штраф заплачу? Это же будет незаконно," - с ударением на последнем слове, подчеркнуто подозрительно и официально говорит Либерзон. Остатки счастливой улыбки еще не сползли с лица мента: "А вы что же, разве не отвезете меня назад?" - спрашивает гаишник. Либерзон невозмутимо: "Я бы с удовольствием вам помог, молодой человек, но здорово опаздываю, а мне в другую сторону." - "А как же я назад доеду?" - цепляясь за остатки надежды, спрашивает мент с дрожью в голосе. "А вы перелезьте через ограждение, на той стороне палочкой махните, кто-нибудь вас подвезет." Гаишник несколько секунд судорожно зглатывал, краснел и надувался. Но потом справился с собой и минут десять уссывался кипятком: "Ну, бля, отец! сколько работаю, первый раз меня так развели. Ну ты даешь!" Либерзон поехал дальше, а гаишник, получивший урок общения с еврейской профессурой, полез через МКАД ловить попутку.